“Тетя, одолжите бутылку и буханку хлеба” — просит отчаявшаяся девочка...

Ваня плелся по пустынной улице захолустной деревушки. В очередной раз он корил себя за то, что согласился по распределению приехать в эту глушь вместе с семьей.

Но тут же он одумался и стал находить плюсы в проживании за городом: место спокойное, дали дом с участком, дочери тут нравится на свежем воздухе — не жизнь, а малина! И так он спорил с собой до тех пор, пока не дошел до местного магазина. Жена с ребенком должны были приехать через пару дней, поэтому он хотел разведать, какие продукты тут продаются, а за какими придется ездить в город.

Марш отсюда! Не дам ничего! — услышал он, когда зашел внутрь.

Ну пожалуйста, тетя, я же прошу только водку и хлебушек! — конючила плохо одетая девчушка лет 5-6.

Да иди ты уже! — не дам ничего, пока твоя мать-алкашка долг не вернет. Пусть не посылает тебя даже!

Девочка выскочила в двери, а Иван вышел за ней. 

Холодно же, почему не уходишь домой?

Мама наругает, что без бутылки пришла.

Не наругает. Полицейских все боятся, а домой я тебе отведу.

А кто вы такой?

Я — ваш новый участковый.

Он взял ее за руку и отвел домой. Встретила их мать Кати словами:

Принесла?

И тут Иван увидел свою первую несбывшуюся любовь — Ленку. Только в юности она была совсем другой — стройной, голубоглазой блондинкой. Сейчас же от былой красоты не осталось и следа. Она стала одутловатой, обрюзгшей, лысоватой и с мутным взглядом, свойственным алкоголикам. 

Узнал? Ну проходи, коль не шутишь.

Они прошли на кухню, Ксюша легла спать и Ленка стала изливать ему душу:

После того как мы с тобой разбежались, я встретила Егора. Он показался мне приличным парнем — обеспеченный, квартира в городе. Жили мы с ним хорошо, в достатке. Через некоторое время он предложил мне переехать в деревню — воздух чище, люди добрее, для детей хорошо будет. Я, дура, согласилась. Мы купили этот дом, с работы он ушел — сказал, будем хозяйством заниматься. Только когда дошло до дела, у него руки опустились. Он-то совсем по-другому себе это представлял. Думал, что тут тишь да благодать, а тут пахать надо, словно лошади. Когда я Ксюшу родила, он и вовсе мрачный стал ходить. Через несколько месяцев уехал в город. Прислал мне письмо, в котором говорил, что жизнь в деревне оказалась не для него и что он вообще встретил там другую мадаму и больше не вернется. Хорошо хоть дом этот нам оставил…Так я и живу с тех пор.

Иван вспомнил, как сожалел об их расставании, когда Ленка его отфутболила и укатила в город в поисках лучшей жизни. Как он запил по-черному, до одурения. Неделями пил, пока друзья, работавшие в клинике, не упекли его. Еле скрутили и к кровати привязали, чтобы прокапать, привести в чувства. Все у них получилось и потихоньку он стал возвращаться к нормальной жизни. И вот он теперь видит перед собой свою первую любовь, которая опустилась ниже некуда. Смотрел и не верил, что это она.

Ленка, ты бы это…бросала пить. У тебя же дочка растет! Я помогу тебе, ремонт сделаем, — глянув на трещины в полу и щели в окнах произнес он. — Понимаю, без мужика сложно, но ты потихоньку станешь на ноги, тем более, что есть ради кого.

Лена смотрела на него с недоверием, но в итоге поддалась на его уговоры. Время от времени он заходил к ней, давал денег, ремонтировал стены и полы. Только однажды продавщица из магазина сказала странные слова, которые его насторожили:

Зря вы это, Иван Петрович. Напрасно все. 

Что вы имеете ввиду? 

Да запьет она снова. 

Не запьет. 

Но слова продавщицы скоро подтвердились. Среди ночи они с женой услышали стук в двери. Испугались, но открыли. На пороге стояла испуганная и полураздетая Ксюша, тряслась от холода и плакала. 

Там мамка…и этот Ерш противный…пьют снова, бутылки бьют, грозятся запереть меня в чулане. А я мышек боюсь. 

Давай мы положим тебя спать, а завтра с утра разберемся. 

Утром он зашел в дом к Лене, где повсюду валялись пустые бутылки, воняло перегаром и сигаретами, а она спала прямо на столе, на диване валялся мужик. 

Что ж ты делаешь, ты же мать! Ты же обещала мне!

Да пошел ты — добродетель! Что ты понимаешь? Я и родила эту чушку только для того, чтобы мужа удержать, а он все равно ушел. Так что мне теперь, жизнь на нее положить? Я развлекаться хочу!

Иван выбежал из дома когда-то любимой им женщины. Он не смог выносить той грязи, которую она произносила. Как же низко может пасть человек.

Через время Иван вернулся в дом, скрутил бывшую суженую и силой доправил в клинику, где приказал докторам сделать из нее человека. 

Вы же понимаете, что это маловероятно, Иван Петрович. К тому же у нее уже все органы повреждены, цирроз печени. Хорошая знакомая?

Бывшая. Была хорошей, а эту — я с трудом узнаю…

Понятно, сделаем все, что можем.

Через два месяца Лена вернулась. Поникшая и грустная. С Иваном больше не общалась и всех сторонилась. Но пить перестала — занималась дочкой. А через полгода ее не стало…

Иван зашел в дом, где в одиночестве сидела Ксюша и смотрела взрослым взглядом. 

Дядя Ваня, что теперь со мной будет? Как я без мамки?

Все будет хорошо, тебя определят в приют и будут ухаживать за тобой.

Я не хочу к чужим людям? Я боюсь!

Иван опустил взгляд и вышел. Что он мог сказать девочке. Через неделю за ней приехали из детского дома и увезли.

Ксюша попала в учреждение, где никто никому не был рад. Дети были жестокие, обижали ее, поэтому она почти все время сидела под кроватью. Однажды за ней пришли.

Ты снова залезла под кровать? Вылезай, к тебе пришли.

Ксюша вышла в вестибюль и увидела Ивана с женой. Вы приехали навестить меня?

Нет, не навестить, а забрать. Ты будешь теперь жить с нами. И дочка наша за тобой скучает. Будете вместе жить и дружить.

А как вам эта история?

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!