Разрыв надежды. Российская семья бьётся за жизнь умирающего сына

Бутырский суд частично удовлетворил иск по делу Никиты Онищенко, едва не погибшего от рук аниматора в Греции. Но сумма, которую он назначил, слишком мала, чтобы помочь ребёнку выжить. АиФ.ru поговорил с семьёй мальчика о его здоровье и решении суда.

Никита Онищенко. © / Миллион рублей, чтобы компенсировать моральный вред, и 2780 евро на лечение — в такие суммы Бутырский районный суд оценил страдания пятнадцатилетнего Никиты Онищенко. Мальчик оказался в инвалидном кресле после полного разрыва спинного мозга. Ежегодно на его реабилитацию требуется около 160 тысяч евро. Поэтому тех денег, что суд определил на предстоящие операции и покупку медикаментов, не хватит даже на месяц. Семья ребёнка уже в долгах и надеется лишь на то, что справедливость ещё может восторжествовать.

В мае 2013 года Никита вместе с мамой и младшим братом отдыхал на острове Крит в пятизвёздочном отеле «Лагуна». В один из вечеров семья отправилась на развлекательное мероприятие, во время которого у них пропали телефон и планшет. Позже мальчик увидел их у аниматора. Никита последовал за ним в надежде вернуть свои вещи. Но только они вышли на улицу, как мужчина вытащил нож и нанёс ребёнку около пяти ударов в область сердца. Затем выкинул его в овраг, находящийся неподалёку от парковки для служебного персонала, и произвёл ещё 15 ударов по спине, выкалывая на ней фашистский крест. Аниматор действовал с такой силой, что перерубил спинной мозг ребёнка в двух местах.Полиция нашла Никиту спустя несколько часов после происшествия. Истекающего кровью мальчика доставили в афинскую больницу на операцию. Оттуда спецбортом направили в Германию для лечения в лучшей немецкой клинике «Шарите». Там опять прооперировали и перевезли на восстановление в Баварию. Сейчас Никита живёт вместе с семьёй в Берлине и продолжает проходить реабилитацию, которая ему жизненно необходима.

Жизнь в коляске

Подросток передвигается на инвалидной коляске, потому что тело не слушается. Всё, что находится ниже груди, Никита не чувствует. Для того чтобы сходить в туалет, он каждые четыре часа должен пользоваться катетерами.

С ноября 2016 года его состояние ухудшилось. Из-за обострившейся инфекции в мочевом пузыре у мальчика часто держится высокая температура. А от неправильной работы нервной системы постоянно возникают спазмы: ноги скрючиваются, тело сжимается, живот напрягается. Так как во время трагедии Никите было всего 11 лет, его скелет ещё не успел сформироваться и окрепнуть, поэтому сейчас, когда основная нагрузка пришлась на грудную клетку, она вогнулась внутрь. Помогает расслабить мышцы робототехника. С её помощью мальчик выполняет упражнения, имитирующие ходьбу. А от пролежней спасают пластыри.

Из-за плохого самочувствия Никите приходится часто пропускать занятия в школе, поэтому в этом году немецкое образовательное учреждение отказалось его аттестовывать. А улучшения здоровья пока не предвидится, потому что в связи с отсутствием денег реабилитацию практически остановили.

«Нам не говорят о том, что Никита будет ходить. Реабилитация нужна, чтобы он не умер. Вообще, мой сын просто кремень. Смотрю на его ежедневные страдания и поражаюсь, как стойко он их переносит. Конечно, впереди подростковый возраст, перемены настроения и осмысление всего того, что с ним произошло. Но мы надеемся на лучшее», — объяснила мама Никиты Екатерина Онищенко.

В Берлине Онищенко живут в центре города, недалеко от больницы, где Никита проходит лечение. Квартиру на шестом этаже за невысокую арендную плату им предоставило Россотрудничество. Комнаты в ней широкие и удобные для проезда инвалидного кресла.

«Бывает, конечно, что лифт сломается, и тогда Никите приходится оставаться дома. Но в целом я довольна жильём», — рассказала Екатерина Онищенко.

В Москве же у семьи есть только небольшая двухкомнатная квартира на 12 этаже с узкими проходами, маленькими ванной и туалетом. Заехать туда на кресле Никита не может.

«Нам некуда возвращаться. Московская квартира не предназначена для проживания инвалида. А снимать квартиру слишком дорого. Сумма получается значительно больше, чем в Берлине. А мы и так по уши в долгах. Например, последние две партии катетеров не смогли оплатить. В аптеке нам их дали под честное слово», — поделилась мама Никиты.

Травматологические клиники «Мурнау» и «Шарите», где Никита проходит лечение, считаются лучшими в Европе. И чуть ли не единственными в мире, где есть техника для реабилитации детей с травмами спинного мозга. Поэтому вернуться в Россию семья не может. Кроме того, по словам представителя семьи Онищенко Дмитрия Шпаннагеля, в нашей стране в индивидуальную реабилитационную программу инвалидов катетеры не входят, им выдают только памперсы.

Никита с мамой в больнице перед очередной операцией

Виновен, но с оговоркой

В Греции прошёл суд над аниматором голландского происхождения Сирино Шрейвером. Его осудили на 10 лет психиатрической больницы при тюрьме, так как во время заседания мать преступника представила документы, подтверждающие его неадекватное психическое состояние. Помимо неё, от голландской стороны на процессе присутствовал член консульства Голландии в Греческой Республике. А вот от России, по словам Дмитрия Шпаннагеля, на суд никто не явился. До слушания маме Никиты тоже никто не помогал, хотя обращений к властям писалось очень много. Искала и оплачивала адвокатов женщина сама.

«В уголовном деле, проходившем в Греции, имеется множество нарушений, которые мы указали в кассационной жалобе. Греческий суд до сих пор не дал на неё ответ, — рассказал Шпаннагель. — Например, суд вынес решение о том, что украденные ценные вещи должны быть возвращены владельцу, а именно Сирино Шрейверу. По мнению суда, раз он украл планшет с телефоном, то автоматически стал их собственником. И так как технику семье никто не вернул, полагаю, её действительно отдали преступнику».

Заводить уголовное дело против отеля греческий суд отказался. Однако, несмотря на отрицания владельца гостиницы, признал, что аниматор действительно работал на него.

«Представители отеля на суде очень громко кричали, что не знают преступника. Хотя из приговора уголовного суда и других документов следует, что аниматор работал там. И мы считаем, что „Лагуна“ виновата в случившемся. Потому что именно она наняла для работы с детьми психически нездорового человека, разгуливающего с ножом в кармане», — добавил представитель семьи Онищенко.

Подать гражданский иск в Греции к отелю о возмещении морального ущерба и возвращении денег за прошедшие и предстоящие операции тоже не удалось. По законодательству республики государственная пошлина на его подачу составляет 1% от взыскиваемой суммы. Для того чтобы получить 6-7 миллионов евро, семье нужно было заплатить около 70 тысяч. Такой суммы у Онищенко не оказалось. Около трёх лет они писали министрам, бизнесменам, политикам и фондам России, но собрать деньги не получилось.

«Мы писали около пяти обращений в месяц. Берите любых министров, известных в политике людей — у всех просили помощи. А в ответ получали только отписки», — объяснил Дмитрий Шпаннагель.

Греция не предоставила семье Онищенко возможность подать иск на своей территории, поэтому Екатерина была вынуждена обратиться с ним в Российскую Федерацию.

«Дама играла в телефоне»

В мае 2016 года Онищенко подали гражданский иск на сеть туристических и гостиничных предприятий Mitsis, входящую туда компанию «Паневропа» и туроператора Coral Travel. Около 10 месяцев и 15 тысяч евро потребовалось на перевод документов с немецкого языка на русский и направление заявления в Бутырский суд.

Общая сумма иска составила 63 миллиона рублей. Сюда вошли 560 тысяч евро, уже потраченные на лечение, медикаменты и реабилитацию. Например, только одни катетеры обходятся семье в 600-800 евро ежемесячно. Ещё 28 тысяч евро за две срочные предстоящие урологические операции, 27 тысяч евро за перелёты, проживание в Берлине, услуги адвокатов. И 15 миллионов рублей за утерянный заработок. Так как с января 2014 года мать Никиты не могла ходить на работу, она попала под увольнение.

Справки и чеки, предоставленные по каждой части иска, составили четырёхтомное дело. В здании Бутырского суда прошло порядка пяти-шести слушаний. Дело постоянно переносилось и даже приостанавливалось для уведомления Греческой Республики о поданном иске. Несмотря на все послания, представитель от Греции на заседания так и не явился.

Последнее слушание по делу прошло 20 июня. Тогда же был приобщён дополнительный пакет документов.

По словам Дмитрия, на заключительном заседании присутствовала старший помощник прокурора Данилова, чьё веское слово сыграло роковую роль в решении суда.

«Как мы понимали, функция Даниловой на данном процессе — это защищать интересы несовершеннолетнего. Но все три часа, пока шло слушание, она сидела с абсолютно безразличным видом. А из множества документов, что мы приобщили к делу, взяла посмотреть лишь два. Оставшееся время дама играла в телефоне. Когда судья спросил у неё, что прокуратура может сказать по теме, она встала и произнесла: „Прошу никаких сумм не удовлетворять, кроме как предоставить моральную компенсацию в размере одного миллиона рублей“. А затем Данилова просто ушла, хотя процесс ещё не закончился», — говорит Шпаннагель.

Так и случилось, суд назначил миллион рублей на компенсацию морального вреда и ещё 2780 евро на лечение и дальнейшие операции. Хотя только полугодовая реабилитация Никиты обходится семье примерно в 80 тысяч евро.

«Сумма, которую нам назначил суд, покрывает только четыре месяца на оплату катетеров. Нет моего утерянного заработка, нет ничего. Почему в нашей ситуации, когда даже есть установленное виновное лицо, суд не требует с него денег на лечение? Где нам с Никитой искать финансы, чтобы всё это оплатить?»— говорит мать Никиты Екатерина Онищенко.

Семья Онищенко не соглашается с решением суда, поэтому намерена подавать апелляцию в Мосгорсуд. А если и там не добьётся справедливости, то в Европейский суд по правам человека. Екатерина готова сделать всё, чтобы её мальчик остался жив.

Источник

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector