Белгородский институт МВД отчислил курсантку за то, что ее настоящая мать, бросившая ребенка еще в три года, сидит в тюрьме

Сказать, что первые годы жизни Людмилы Фурсовой были тяжелыми – не сказать ничего. Девочка родилась в поселке Добринка, расположенном в Липецкой области. Ее мать пила и воспитанием или уходом за ребенком не занималась. Как то выжить маленькая Люда старалась самостоятельно. Когда другие люди из поселка обратились за помощью в органы опеки, уже чуть не стало поздно. Приехавшие сотрудники обнаружили девочку в собачьей будке во дворе. Туда она забралась, чтобы хоть как то согреться.

Попав к новым родителям, девочка достаточно долго пыталась освоиться и войти в новое русло своей жизни. Но ей удалось. Она хорошо окончила среднюю школу и даже смогла исполнить свою мечту: поступила в Белгородский институт МВД, да еще и на бюджет.

Но счастье длилось не долго. Когда Люда училась на третьем курсе, руководство заведения узнало о том, что ее настоящая мать на данный момент отбывает срок в тюрьме. Отношение к девочке сразу же изменилось и через определенное время ее отчислили.

Более того, прикрывая свой поступок какими-то несущественными причинами, от семьи девушки еще и потребовали 300 тысяч рублей, которые были потрачены государством на ее обучение на бюджете. А когда женщина, взявшая на опеку сироту, попыталась прояснить ситуацию, ей грубо ответили: «Отдайте свою Люду в ПТУ, где она и должна быть!».

В поисках справедливости

Отвечая на вопросы многочисленных корреспондентов, опекун Люды Татьяна Михайловна постоянно плачет. Она рассказала, что как только узнала о случившемся, сразу же отправилась в Белгород, чтобы узнать что случилось. Ехать было далеко, поэтому женщина оделась поудобней, даже галоши не переобувала. Бросила дом и хозяйство. Но все сделанные ней усилия пропали даром. На скромно одетую посетительницу никто в приемной института и смотреть не стал.

Таким образом, получается, что учится в высших учебных заведениях МВД дано только избранным? Неужели главным критерием при вступлении выступает происхождение человека, и никто кроме прокурорских сыновей и генеральских дочек попасть туда не в силах? А если кто-то и умудряется, то не задерживается там надолго.

Казалось бы, юная Люда смогла сломать такой порядок вещей. Так как документы, касающиеся ее статуса сироты, приемная комиссия потеряла, все льготы для девочки были аннулированы. Ей пришлось поступать на общей с остальными основе, сдавать экзамены. И она не просто сдала их, а еще и попала на бюджет.

После экзаменов гордую мать и ее приемную дочь вызвали на собеседование. Татьяна Михайловна по этому поводу рассказывает следующее: «Они настойчиво убеждали меня в том, что учеба в таком престижном заведении очень сложна, и может нам лучше подобрать более простой ВУЗ. Я то думала, что они переживают за нас, а оказывается, это все просто было намеком на то, откуда мы и, что нам здесь не место».

Сам по себе Белгородский институт МВД, является одним из самых престижных не только в городе, но и во всей России. В этом учебном заведении собран опытный преподавательский состав. При этом курсанты проходят обучение в соответствии со строгой дисциплиной, а за серьезные проступки их вполне могут исключить.

Но наравне с восхвалением данного учреждения, часто слышны и противоположные моменты, которые, как не странно, открывают сами выпускники ВУЗА. Чаще всего такие комментарии касаются того, что вылететь из института достаточно легко, но вылетают почему то только те, кто своими силами попал на учебу. А о проступках сыновей генералов и других «шишек», которые попали туда ни за что, почему то сразу же все забывают.

Но, что может противопоставить этому наивная Люда, которая свою цель поступления в ВУЗ МВД выражает так: «Хочу, чтоб в жизни справедливости больше было. Именно для этого и поступила на следователя». Кто не общался с девочкой, даже не поймет о ком эта статья. Почти что детский голосок, крайне наивные взгляды на жизнь и правдивые ответы, которые она и не пытается приукрасить. В приказе об отчислении курсантки 232 взвода четко указано, что причиной стал некий поступок, которым она посрамила честь российского полицейского и поэтому подлежит исключению.

В чем же заключался проступок девушки? Если коротко пересказать содержимое расплывчатого рапорта, то история получается достаточно неоднозначной. В соответствии с этим рапортом Людмила, с целью получить справку об освобождении от занятий, угрожала терапевту ВУЗа тем, что она застрелит кого-то из курсантов. При этом сотрудник сферы здравоохранения утверждает, что так все и было, а сама девушка вообще не понимает о чем идет речь.

Другая версия истории

Сама Людмила, выслушивая такое заявление, мягко говоря, обескуражена. Она полностью опровергает трактовку события и рассказывает: «Я на самом деле плохо себя чувствовала. У меня очень сильно болела и кружилась голова, слабость какая-то была. Но на первую пару я пришла. Вот только второй была огневая подготовка. И я откровенно боялась в таком состоянии брать в руки боевое оружие. Поэтому я пошла в санчасть и попросила там освобождение, напрямую рассказав о своих опасениях. Дальше медсестра меня слушать не стала. Она сказала, что я все выдумала намеренно, дала мне две таблетки глицина и отправила назад на учебу».

После этого девочка спокойно ушла на занятия, но на огневой подготовке не стреляла, а с разрешения преподавателя просто стояла в стороне. Никаких больше упоминаний о случившемся в медпункте, вызовов к руководству или в полицию не было. Достаточно странно для случая, в котором курсантка угрожает «расправой» над другими курсантами.

А еще более странно то, что произошедшее в медпункте случилось в феврале 2017 года, а приказ на отчисление и столь громкая шумиха были подняты только в апреле того же года. И все это время Людмиле позволяли спокойно посещать занятия. Кроме того, во время расследования девочка даже согласилась пройти тест на детекторе лжи. Но, по каким-то неизвестным причинам ей ответили отказом.

После того, как рапорт был написан, его отправили в соответствующие службы. В то же самое время подполковник Сорокин, который отвечал за курс, где училась будущий следователь, позвонил Татьяне Михайловне, приемной матери. Он расспрашивал у женщины о родных и жизни девочки, якобы с целью помочь ей. Беспокоясь о дочке, Татьяна Михайловна сразу же рассказала все о том, что Люде и так в жизни досталось, что она сирота, а мать ее биологическая сейчас в тюрьме за убийство по пьяни сидит. Сама женщина признается: «Я ведь даже не догадывалась, к чему может привести то, что о настоящей маме Люды рассказала. К тому же, она уже с трех лет с дочкой ничего общего не имеет и не общается даже. Причем здесь Люда вообще?».

Приемная мать рассказывает: «С дочкой будущей мы вообще случайно познакомились, уже, когда она в приюте оказалась. Лично Марину, биологическую мать, я не знала, ведь жили они достаточно далеко. Мимо приюта я домой возвращалась, как раз хлеб в руках несла свежий из магазина. Смотрю, у решетки деточка стоит маленькая, смотрит так жалобно и хлеба просит. Я сразу же к ней подошла, купила еще сок, фруктов. Пока маленькая кушала, спрашивала, кто она да откуда. На это девчушка рассказала, что приютская. После я с ней попрощалась и пообещала, что еще приду».

Какое-то время после встречи с Татьяной Людмила проживала в семье опекунов из той же деревни. Но, как только деньги, которые начисляются за опекунство, закончились – девочку, сразу же, вернули назад. Она была исхудавшей и больной. Сразу было видно, что ни о каком уходе и речи быть не могло.

Больше не в силах смотреть на такое состояние малышки, супруги решили самим оформить опекунство. Конечно, решение далось не просто, ведь они уже в возрасте на то время были и своих 4 взрослых детей уже воспитали. Но, все же, они старались изо всех сил хоть как-то скрасить трагическое детство ребенка.

Поэтому поводу женщина вспоминает: «Мы девочке сразу же новые костюмы красивые купили. Отдали в школу. Она у нас не только училась, но и на плавание ходила, на баскетбол. Даже за деревню в соревнованиях участвовала. Учителя ей нарадоваться не могли».

И кормили, и одевали девочку приемные родители за собственные средства. А когда на счету девочки собралась неплохая сумма денег, объявилась настоящая мать. Марина подала в суд, чтобы ей вернули права на ребенка. Но решение было принято не в ее пользу, и Люда осталась в новой семье.

Два противоборствующих лагеря

Естественно, что бурная история Людмилы Фурсовой не прошла стороной и просторы Интернета. Причем восприняли пользователи сети ее достаточно неоднозначно, разделившись на две части. Первый лагерь считает, что решение руководства ВУЗа МВД правильное, ведь у девочки такие неблагополучные корни.

Так некий Дмитрий в одном из своих комментариев пишет: «Меня если честно сильно задевает то, что человека, который получил даже не одну психологическую травму взяли учиться в такое заведение. О чем Вы думаете, вручая такой девушке власть и боевое оружие? Кто знает, что она с ним будет делать. Как по мне ей лучше сменить специальность и найти себя в другой сфере».

Другая сторона полностью поддерживает бывшую курсантку и негодует по поводу «озверевших» начальников Белгородского Института.

В любом случае все упускают из внимания тот, факт, что самостоятельно попасть в заведение нельзя, не пройдя соответствующие психологические тесты. И девушка прошла их просто блестяще. Специалисты не выявили ни одного отклонения от нормы. Кроме того, наверное, по пальцам одной руки можно было бы пересчитать тех полицейских, у которых нет ни одной психологической травмы.

Со стороны выглядит все так, как будто руководящий состав института МВД решил избавиться от студента с «непутевой»  матерью. А чтобы все выглядело в соответствии с буквой закона, настоящие мотивы прикрылись быстренько состряпанной историей, компрометирующей Людмилу.

Докопаться до истины

Стоит отметить, что первым человеком, который предал огласке историю Фурсовой, была Надежда Юшкина. Участница известного проекта «Женщины за Путина» выразила свое глубочайшее возмущение по поводу методов, используемых ректорским составом учебного заведения и тем, что всех студентов там делят на «тех» и «не тех», которых можно легко отсеять по желанию.

Юшкина заявляет: «Это где же видано, чтобы для отчисления курсанта было достаточно сказанного одним врачом. Ведь даже не одной экспертизы, ни одной толковой проверки не было проведено».

Конечно же, мама девочки до сих пор не верит, что ее дочка на такое способна и не признает ее вину. И она не одна такая. Негодует весь Добринский район. Девушку беспрекословно поддерживают все учителя, и даже директор ее школы. На все услышанное они ответили: «Да быть такого не может просто. Люда всегда была социально зрелой, воспитанной девочкой с обостренным чувством справедливости. Она была крайне самостоятельной и сознательной и просто не могла пойти на такое».

Что касается верхушки высшего учебного заведения, то на все вопросы начальство отвечает коротко: «Все было в рамах закона!». Но, попытавшись связаться с друзьями и сокурсниками девушки, мы получили от них тонкий намек, что им сказали не распространяться по данному поводу. В результате все настойчиво делают вид, что даже близко Людмилу не знают.

Небезразличные люди все еще совершали попытки найти хоть какую-нибудь ниточку для понимания случившегося, как вдруг в редакцию позвонила Татьяна Михайловна. Она сказала, что с ней связались представители института и сказали, что это была ошибка, и они готовы восстановить курсантку. И уже казалось, можно было бы вздохнуть с облегчением, но история так просто не закончилась.

Родителям и самой девушке при встрече предложили всего лишь снять с них долг в 300 000 рублей, которые были потрачены на бесплатную учебу Люды. Причем долг будет прощен лишь в том случае, если семья откажется от своего заявления в суд, прокуратуру, а также прекратит жаловаться на сложившуюся ситуацию в средства массовой информации и сеть.

Свое возмущение столь некорректным и безнравственным поведением сотрудников учреждения, в кратком комментарии выразила Мария Брасс. Глава Ассоциации адвокатов России заявила: «Такое поведение является чистым нарушением человеческих прав. К тому же, не ясны и причины отчисления. Попытка девушки объяснить, что она не хочет участвовать в стрельбах, так как ее самочувствие этого не позволяет, является скорее признаком ее благоразумия, а не поводом для исключения. Что касается слов Людмилы Фурсовой, то они выглядят вполне правдивыми и мало походят на попытку оправдать себя. Также четко прослеживается предвзятое отношение к Людмиле из-за ее отказа заплатить 300 000 рублей, которые она должна возместить ВУЗу. Более того, отказ от выяснения точных причин, из-за которых девушку отчислили, является прямым проявлением дискриминации. А дискриминация в таком контексте, в соответствии с уголовным кодексом подлежит уголовной ответственности. При этом специальный следственный комитет имеет полное право возбудить дело против руководства учреждения, основой которого станет статья 136 уголовного кодекса».

Источник

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector